Степан Крулько: даже у безнадежного онкопациента с нашей помощью появляется надежда

степан крулько томоклиник

Рассматривать медицинскую документацию, проводить консилиумы, оперировать и заниматься административными делами онкологического центра — это и многое другое входит в обязанности главного врача TomoClinic. Сегодня общаемся именно с ним, к тому же с клиническим онкологом, онкоотоларингологом, хирургом, членом ассоциации онкологов Украины, действительным членом международных организаций ESTRO и ESMO Степаном Крулько.

— Степан Иванович, расскажите, пожалуйста, как проходит обычный день главного врача в онкологической клинике.

— Прежде всего, как руководитель клиники я занимаюсь организацией процесса работы всего учреждения. Важно сделать всё возможное для того, чтобы качество услуг клиники удовлетворяло пациентов и их сопровождающих, а врачам и сотрудникам работалось комфортно. Кроме того надо тщательно следить за реализацией этих процессов. Следить за тем, чтобы проводились профессиональные консультации и диагностика, чтобы центр улучшал свою работу и расширял стратегические направления деятельности для развития. В частности, мы регулярно обсуждаем с руководителями отделений и радиологами вопросы лучевой терапии, изучаем новые мировые методы лечения рака. Я помогаю им внедрить эти знания в работу ТомоКлиник (например, планируется введение 4D-КТ, новых методик радиохирургии и более совершенное дообследование пациента перед стартом лечения). Кроме того, стараюсь стимулировать сотрудников к научной деятельности, сам являюсь соавтором научных статей. Врачи TomoClinic постоянно публикуются в медицинских журналах и выступают на конференциях.

— Что является наиболее сложным в работе главного врача онкоцентра?

— В общем, процесс работы всей клиники напоминает муравейник: каждый занят своим делом, это может быть незаметным для всех вокруг, но эти усилия обеспечивают качественную и слаженную работу всей системы. Я осознаю, что организационный процесс хоть и сложен, но именно он приводит к максимальной эффективности в работе всей команды. Приходится не только следить за улучшением результативности труда, но и внедрять дополнительные методы поощрения персонала в работе, создавать хорошую атмосферу заведения. Как врач и специалист я не устаю учиться, ведь это непременная составляющая развития медицинского работника. Изучаю научную литературу, знакомлюсь с медицинскими статьями, которые представляют международный опыт в онкологии. Так и должно быть, ведь ты — капитан своего корабля, образец для коллег и подчиненных. Я должен вести судно в фарватер новых изменений к лучшему, в том числе для большей эффективности в лечении каждого пациента. Должен делиться с молодыми специалистами полученным опытом, подталкивать и задавать цели для развития, открывать таланты каждого из них в области медицины. А еще обеспечить каждому пациенту желаемый результат терапии. Все они мне знакомы с момента подачи медицинской документации, я изучаю ее лично и принимаю участие в разработке стратегии лечения.

степан крулько

— Я знаю, что всего 1,5 года назад вашей основной специальностью была именно хирургия?

— Да, даже сейчас остаются пациенты, которые обращаются именно ко мне для проведения операций в ракурсе онкологии. Но я откровенен с собой и понимаю один момент. Если ты хочешь быть экспертным и опытным онкохирургом, то должен регулярно проводить оперативные вмешательства. Административные поручения невольно отстраняют меня от хирургии. И поэтому я должен был найти консенсус между обязанностями врача-хирурга и администратора клиники в своей работе и душе. Мой «корабль» еще не вышел в режим автопилота, но и хирургия не уходит из моей жизни. Я хочу к ней вернуться впоследствии в полном объеме. Это будет не классическая хирургия, которой я занимался до этого момента, а эндоваскулярная, связанная с эмболизацией. Именно поэтому я постоянно развиваюсь и в этом направлении: недавно посетил десятую юбилейную международную конференцию онкологов в Амстердаме, которая была посвящена именно интервенционной радиологии.

— Известно, что в мае ТомоКлиник официально открывает отделение малоинвазивной хирургии и интервенционной радиологии.

— Да, для этого уже произошли все технические и юридические приготовления. В рамках начала работы отделения мы провели первое оперативное вмешательство по удалению опухоли молочной железы у молодой пациентки. Наша операционная является гибридной: это означает, что в ней мы можем выполнять классические операции и вмешательства под контролем ангиографической системы. В мае мы начнем проводить первые оперативные вмешательства именно с эмболизацией.

— Какой вообще по вашему мнению должна быть современная онкологическая клиника, что в ней способствует полноценной и комплексной диагностике, лечению и реабилитации пациентов?

— Обязательным является подробное рассмотрение медицинской документации на мультидисциплинарной комиссии, которая должна включать целую команду специалистов. Профессионал не может ставить диагноз «со слов». Только в формате консилиума удается выбрать наиболее оптимальный план лечения для пациентов. Это стандарт мирового уровня, который внедрен с самого начала работы и в нашей клинике. Кроме того, мы стремимся к целому комплексу помощи пациенту. Если это онкологическое заболевание, то клиника пытается обеспечить полный цикл для лечения человека. Вскоре с открытием нашего нового стационарного корпуса мы создадим все необходимые условия для того, чтобы пациент получал весь комплекс услуг. В т.ч. появятся и условия для комфортного проживания и полноценного питания онкобольных, ведь они нуждаются в длительном лечении. Это будут благоприятные условия и моральное удовлетворение, а сам пациент сможет получать поддержку от родственников и работников медучреждения. Если потребуется, мы даже организуем выездные мероприятия, экскурсии по музеям, рыбалку, чтобы период лечения воспринимался как некий этап жизни, полный положительными впечатлениями. Мы надеемся, что большинство наших пациентов довольно результатом нашей работы, но осознаем, что всегда есть и недовольные. Поэтому с пониманием относимся к этому, разбираем каждый случай индивидуально, чтобы найти консенсус и исправиться.

консилиум томоклиник

— Насколько важным для вас и всего коллектива ТомоКлиник остается вопрос обучения и постоянного повышения квалификации?

— Новые препараты и методики лечения заставляют врачей быть «в тренде» и следить за развитием онкологии. Кроме того, всё это надо внедрять в своем заведении, чтобы дать возможность пациентам получать современное эффективное лечение, как это происходит уже сегодня в странах с высокими доходами. Вся литература для обучения — англоязычная, поэтому наши специалисты изучают иностранный язык с преподавателем. Клиника финансирует этот вопрос на 50%, остальную сумму погашает сам специалист. Таким образом мы будем понимать, что эти инвестиции ценятся и способствуют добросовестному обучению с высоким результатом. В большинстве клиник Украины нет таких условий для развития персонала. Всё перечисленное обеспечивает не только постоянное повышение квалификации, но и стабильную работу команды ТомоКлиник. Созданы достойные условия для труда, потому коллектив врачей сохраняется постоянным и «текучки» кадров нет.

— Как клинике удается сотрудничать с мировым медицинским сообществом?

— На базе нашей клиники проходит обучение рентген-лаборантов из Казахстана. Наше заведение сотрудничает с клиникой Rudolfinerhaus в Западной Европе. При лечении в центре мы руководствуемся международными протоколами, которые утверждены в США и Европе. Радиологи также руководствуются рекомендациями Великобританский ассоциации радиологов для проведения качественной лучевой терапии. Это и общение, и обмен опытом со специалистами развитых стран, это приглашение их для знакомства с нашим заведением, это наши визиты в учреждения других стран. Медицинские форумы, конференции и конгрессы — это хорошая платформа для дискуссий и знакомства с медицинскими инновациями, результатами клинических испытаний, препаратами, которые уже сейчас существуют в мире и демонстрируют эффективность в лечении злокачественных опухолей. Доклады наших специалистов на таких международных форумах — еще один способ обучения и повышения собственной квалификации.

— Как вы считаете, в каком направлении движется современная онкология? Что способствует ее развитию?

— Рак — это мутация, которая возникает из-за внешних и внутренних факторов. Здоровая клетка якобы «сходит с ума» и начинает хаотично делиться. К сожалению, волшебную таблетку от рака ученые еще не изобрели, хотя ее с нетерпением ожидает всё человечество. Но медицина шагает вперед и углубляется в генетические изменения человеческого организма, онкология всё больше погружается в мир ДНК и РНК, фокусируется на молекулярном уровне. В результате мы получаем препараты, разработанные с учетом уникальных мутаций. Эти средства восстанавливают правильную работу клеток. Недавно TomoClinic получила новые препараты для проведения таргетной терапии, которые изобрели благодаря клиническим испытанием и официально зарегистрировали в Украине. Мы наблюдаем за быстрым развитием иммунотерапии. Значительные изменения появились и в хирургической технике с появлением новых методик доступа и оперирования, хотя за 10 000 лет анатомия человека не изменилась.

пациент томоклиник

— Кстати, как вы относитесь к прогрессу в оборудовании для диагностики и лечения онкологических заболеваний?

— Хирургия всегда остается в своем локальном развитии, малоинвазивная хирургия, лапароскопия с присутствием врача или роботизированная — без него. В NASA даже изобрели даже робота-хирурга Da Vinci для оперирования пациентов в космосе. Лучевая терапия — это этап, который претерпел значительные изменения за очень короткий промежуток времени, всего за 50 последних лет. Появились высокоточные методики лечения, способы донесения лучей до опухоли, научились уменьшать влияние на здоровые ткани рядом с ней.

— Но лучевая терапия до сих пор считается наиболее дорогостоящим вариантом лечения онкологических недугов. Почему это так?

— Каждый раз к процессу лечения должны привлекаться несколько высококлассных специалистов и высокоточная техника. В нашей клинике всё оборудование работает на постоянных сервисных контрактов с компаниями-производителями, что мало кто может себе позволить в своем медучреждении, если говорить об Украине. Наша многофункциональная аппаратура застрахована от сбоев в работе, как автомобиль или самолет, поезд или корабль. Как и любая техника, которая имеет дело с человеческой жизнью. В течение каждого дня работу нашей техники контролирует сервисный центр в Азии, Европе, Америке. За кулисами такой бесперебойной работы оборудования стоит еще и наш сервис-инженер. И всё это деньги. Большие, к тому же. Помните, как Генри Форд платил за услуги своих технических сотрудников? Платил только тогда, когда все процессы были налажены и все системы работали удовлетворительно. Так и мы должны платить свою цену за стабильность функционирования всей системы для лечения пациентов. И стремимся к тому, чтобы пациент это понимал. Ведь мы стараемся придерживаться всех регламентов обслуживания, следим за качеством работы техники и эффективностью лечения. С 15 марта 2019 мы начали выдачу кейс-репортов о качестве проведения лучевой терапии. Этот документ может подтвердить наш уровень сервиса и быть рассмотренным в любой клинике мира.

— Степан Иванович, что вы считаете своей миссией в качестве главного врача и человека, которому ежедневно приходится сталкиваться с тяжелыми диагнозами и ситуациями?

— Онкологию не зря считают одной из самых сложных отраслей в медицине. Многие сгорают прямо на работе из-за того, что пропускают через себя все чувства, приобщаются к эмоциям пациента. И хотя со временем онколог может стать более сдержанным, всё равно он не остается в стороне человека, которого лечит. Пациент иногда обращается к нам без надежд, ему уже отказали в лечении во многих заведениях страны, а у тебя эта надежда есть. И уверенность есть, и результат есть. Но иногда есть и смерть. Ты начинаешь идти с ним в эту борьбу с недугом. У меня есть большое количество таких пациентов, которые сейчас после лечения живут полноценной жизнью. Возможно, в некоторых случаях, эту болезнь мы не смогли побороть полностью в связи с ее коварностью, но перевели ее в хроническое состояние, сдержали рост опухоли и поставили под контроль. Укротили стихию. На таких онкобольных, априори без шансов, кто-то поставил точку. А мы ставим многоточие и продолжаем с ними путь к выздоровлению. Именно этап, когда я иду с таким пациентом, придает мне сил и мотивирует к дальнейшей работе в медицине.

Оставить ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.