Анна Родина: «Операция и химия не помогли сыну так, как это сделали лучи»

В череде зимних праздников всем нужно немного волшебства. А больше всего детям, особенно онкобольным. Одним из таких ребят стал Андрюша Родин из Донецка, которому всего 13. Мальчик активно занимался спортом, успешно учился в школе, улыбался миру и закрывал глаза на войну. А теперь они с мамой приехали в Кропивницкий, чтобы сражаться с медуллобластомой и метастазами с помощью лучевой терапии. На сегодня Андрей получил хорошие результаты лечения и новую надежду. С мамой пациента, Анной Родиной, мы поговорим о долгом пути, который они уже прошли, и положительной динамике лечения после лучей в онкологическом центре TomoClinic.

— Анна, расскажите, как и когда болезнь впервые заявила о себе?

— Еще 3 августа прошлого года мы с семьей праздновали мой день рождения, а уже на следующий день по иронии судьбы Андрей испугал нас странными симптомами. У него жутко разболелась голова, еще через день начались головокружения, а после он проснулся с залитыми кровью глазами и приступами тошноты. Не откладывая, мы уже мчались к окулисту, делали анализы крови, УЗИ и КТ. Врач обнаружил странные пятна на лопатке и отправил нас в инфекционное отделение. Шок, суета и совершенно не те специалисты…

— Сложно представить, как мама ребенка встречает диагноз «рак»…

— Да, я узнала об этом уже 8 августа. В спешке подали документы в НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко и даже в одну немецкую клинику. Но столкнулись с мнением, что Андрюшу не довезут ни в один из этих центров. Пришлось надеяться только на Киев. Первое, что случилось с сыном в больнице — стволовая судорога, даже был риск комы. А 10 августа провели операцию, и длилась она 10 часов.

Две недели мы сходили с ума в ожидании результата гистологии, который стал неутешительным: диагносты определили медуллобластому. С одной огромной опухолью удалось справиться хирургически, а две другие неоперабельные остались. Именно они и дали метастазы в головной и спинной мозг. И из-за установки нерабочего резервуара нам пришлось делать еще одну операцию…

— Какую терапию назначили Андрею?

— Мы изначально понимали, что лечиться в Донецке возможности нет. Ехали в столицу, надеясь на лечение с линейными ускорителями. А нам назначили химию, которая оказалась совершенно бесполезной и даже ухудшила состояние. На консилиуме после проведения МРТ заключили, что лечение не дало результата. Метастазы увеличились в 3 раза. Тогда мне показалось, что у нас уже нет выхода.

— И в этот переломный момент вам подсказали обратиться именно в TomoClinic?

— Жалеем, что не попали к вам раньше. Мы даже не подозревали, что в Украине есть подобный центр для онкобольных. По уровню оборудования ближайший такой комплекс есть в Германии, куда мы планировали попасть. Только здесь тот же сервис и результат получаешь за меньшие деньги.

— Как продвинулось лечение Андрюши в Кропивницком? 

— Здесь мы впервые за всё время увидели положительный эффект. За это большое спасибо нашему лучевому терапевту, Алле Кухарь: она профессионально подошла к подбору нужного нам и эффективного лечения.

— Знаю, что у вашего сына сначала были сложности в ходе проведения сеансов.

— Да, наши первые процедуры лучей вынужденно проходили под общим наркозом: Андрей не мог лежать на спине даже полминуты. Но уже на 7 сеансе он справился без анестезии. Помогли фиксирующие подушки, а главное в ТомоКлинике для сына наконец нашли препараты от головокружения. Другие врачи считали эти проявления последствием операции и бездействовали.

— Как Андрей переносит лучевую терапию?

— Сравнительно с химией это небо и земля. Из-за капельниц сын тогда потерял целых 10 килограммов. Была частая рвота, снижался аппетит, страдало движение. Тогда пострадал и иммунитет, почки увеличились, зрение упало, сердце начало давать тревожные звоночки. Упали анализы критически. С лучевой терапией такого мы не наблюдаем. Сегодня у нас 23 процедура, и Андрей чувствует себя хорошо. Никакой боли, никаких «побочек».

— Что вы планируете в лечении сына дальше?

— Сейчас в центре «Драйв» с Андреем занимаются реабилитологи, проводят массажи, индивидуальные занятия. Мы не опускаем руки и продолжаем борьбу за жизнь, тем более, что при медуллобластоме лечение не должно ограничиваться лучами, оно должно быть комплексным. После МРТ мы надеемся на Кибер- или Гамма-нож в Санкт-Петербурге, а это более 150 тысяч гривен. Дальнейшее лечение и реабилитацию тоже важно пройти: в Германии нам это будет стоить 25 тысяч евро. На данный момент семья на нуле, хоть с прежним лечением и помог небольшой сбор. Надеемся на помощь неравнодушных людей. Наш Андрюша борец, он так любит жизнь.

Для перевода средств на счет Анны Родиной можно связаться с ней по телефону +38 050 9746970 или отправить сообщение в соцсети Facebook.

 

Оставить ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.